Войти - Регистрация
MAMA.UZ




Онлайн
» Обмен опытом » Рассказы о родах

Записки из родильного дома - 2


История вторая - Кроваво-сладкая

Я думала, что все уже позади. Что все, что меня ждет, это радость от первой ночи с сыном, новое ощущение от первого прикладывания малыша к груди, визиты взволнованно-радостных родственников и грандиозная по концентрации положительных эмоций выписка. А уж дома я усядусь за компьютер и в новом статусе - состоявшейся мамочки, поведаю свою историю родов в красках и деталях. Какой наивной я была... Или невменяемой и неадекватной. Может это продолжало действовать обезболивающее, может потраченная энергия лишила меня разума? Но развитие событий шло по другому сценарию. Курс молодой мамы экстерном - вот на что это было похоже.

Для начала нас с крохой оставили в род зале отдыхать. Я, на самом деле обессиленная, предпочла бы креслу в род зале, горячий душ и свою кровать. Возмутительные желания! Мне так стыдно :о). Сынок тоже как мог выражал свое недовольство кряхтением. В эти два часа нас навестил папа. Обезумевший от счастья, он засунул в открытую форточку объектив видеокамеры. первый вопрос был:" Ты жива?". Так я поняла, что выгляжу остывающей и потому утвердительный кивок получился каким-то неуверенным. Спустя два часа мне сообщили, что в палатах мест нет и придется нам заночевать в экстренной родильной. Далее последовал легкий туалет - меня обтерли простыней. Подкатила коталку, помогли лечь на живот и увезли до пункта "В". Экстренную я разглядела не сразу. Обзор ограничивался позой лежа на животе. Рядом в пластмассовое корытце на металлической опоре уложили моего первенца. Нам сообщили, что с этого момента нами займутся педиатр и анестезиологи. Время было 8-мь вечера. Часов в 9-ть к нам впустили нашего папу, и он в более благоприятных условиях для съемок, запечатлел первые часы жизни Лешки. Последний позировал изо всех сил: сопел, причмокивал, вынимал язык и демонстративно спал на боку. Я как заново родилась: откуда-то нашлись силы торопливо рассказать о пережитом, поспорить на кого похож новорожденный, хотя я так толком и не рассмотрела его и похлебать куриного бульона из банки. И когда папу вежливо попросили удалиться, я вновь повалилась без сил на плоскую без наволочки подушку.

11 вечера. Нас так никто и не посетил. Обездвиженная, с эпидуралкой в позвоночнике, сама как младенец нетвердо держа голову, я попыталась слабым голосом дозваться кого-то из сестричек. Наконец появилась детский врач. Она распеленала сыночка и уколола ему в пяточку прививку от гепатита. Малыш коротко пискнул. Я попросила ее прислать кого-то из анестезиологов, она клятвенно обещала мне помочь. В 12-ом часу вошла нянечка, принесла пеленки. Это такие кусочки серых застиранных тряпочек с казенными печатями чернильного цвета. К ней я обратилась с той же просьбой - прислать в палату анестезиологов. И уже через 10 минут явилась девушка, что-то с аппетитом жующая. Не проходя, у дверей она спросила громко: "Вы меня вызывали? Что нужно?". Я обиженно объяснила в чем моя нужда заключается и она, удивившись до круглых глаз, легким движением руки освободила меня от иглы в позвоночнике. Если бы я знала, что ларчик так просто открывается, сама бы уже "развоплотилась".

Дожевывая, девушка удалилась. А я осталась несчастно лежать на животе, испытывая по этому поводу массу неудобств. Уснуть не получалось несмотря на то, что бодрствовала я уже около 20 часов. Приподнявшись на локте, я зацепила детскую кроватку и подкатила ее к себе. Человечек в кроватке тоже не спал. Началось наше с ним общение. Он искал меня глазами, реагируя на голос, но что он мог увидеть сквозь пластиковую стенку корытца?! Подняться выше и заглянуть поверх пластиковой преграды я не могла. Но за несколько часов тренировок, я уже и заглядывала к малышу и дотрагивалась рукой до его щечки.

Было холодно. Крови из меня вылилось ровно столько, чтобы выражение "по локоть в крови" было применимо ко мне в прямом смысле. Носик сына показался мне ледяным и еще около часа я пыталась дозваться кого-то из мед персонала с целью помочь уже ребенку. Старания оправдались - нам принесли грелку, которую уложили в ножки малышу. Вот так, он с грелкой, я как жертва вампиров, истекая кровью, коротали ночь. Кажется был ливень. За окном, что-то шуршало. Где-то близко ходили трамваи, заставляя дребезжать стекла. Сна не было ни в одном глазу. А вот Лешка уснул, высунув язычок и пуская слюнявые пузыри.

После 4-х утра рассвело. Я лежала и разглядывала больничные стены. Черт дернул меня достать пудреницу и глянуть в зеркальце. Я увидела незнакомое мне раздувшееся лицо с заплывшими глазами и тысячью тоненьких капилляров, паутинкой покрывавших щеки. Почему-то в голове родилось сравнение с братьями Кличко (сразу обоими) после неудачного боя. В 6-ть утра роддом начал просыпаться. Заходили туда-сюда медсестры с помятыми лицами, нянечки со швабрами. Заглянула акушерка Наташа:" Ты не лежи, вставай, двигайся!" Я изумленно: "Что, в 6-ть утра?" Она: "Так ты быстрее восстановишься." Я согласно кивнула и осталась лежать на месте. Пришла учетчица постельного белья. Она ходила так потом каждое утро и задавала одни и те же вопросы: "Наволочка одна? Простыня и пододеяльник по 1-ой штуке? Ночнушка?" Я все поражалась, а что может случиться за сутки? Раздвоится наволочка или умыкнут эту окровавленную ночнушку, которой только непослушных детей пугать?! Однажды я даже осмелилась спросить, неужели были случаи пропажи наволочек? Вроде как - ходят тут всякие, а у меня потом ложки пропадают! На что она мне серьезно ответила: "А как же, некоторые их используют в качестве прокладок, а у нас не разрешается!" Я представила этих некоторых с наволочкой промеж ног и посочувствовала учетчице. Но не в этот раз. А в этот раз я попросила ее сменить мне белье и отказалась от ночнушек. Она сделала запись в своем блокнотике и велела мне сейчас сразу отдать ей ночнушку, которая хотя и была уже не нужна, но еще оставалась на мне. Пришлось подняться. Кое как, держась за перила, я сдвинулась к краю кровати, а уж там и до пола не далеко. Ночнушка сползла с меня сама. Намокший от крови подол потянул ее с моих сутулых плеч. Учетчица ахнула: "Тебе бы помыться, ты же как потерпевшая!" Оценив ее черный юмор, я все-таки решила послушаться совета. В указанном ею же направлении я зашаркала тапками, как командир красной армии Щорс, оставляя за собой кровавый след. Мыться мне предстояло там же, где еще вчера я "отходила" от клизмы. Сходить по маленькому в первый раз было хоть и страшно, но не больно. А подмываясь, я колола себе ладонь торчащим из свежих швов кетгутом. Просто не нитки, а усищи какие-то! Умывшись и почистив зубы я ожила. А переодевшись и сменив окровавленную тряпку на гигиеническую прокладку, почувствовала себя вновь женщиной, а не раненным солдатом. Вскоре проснулся мой маленький мужчина и сообщил об этом оглушительным криком. Он требовал завтрак! Ох, как я пожалела, что не прочла ни одной статьи о грудном вскармливании и положилась на помощь врачей в вопросе правильного прикладывания к груди. Уже к обеду мои соски превратились в фарш. А мой сын не слазил с груди, срыгивал мамину кровь и требовал добавки. Мне казалось, ему мало моего молозива, а он просто с первого взгляда влюбился в мамины сиси (папин сын). Он мог ворочать щечками два часа подряд, удовлетворяя инстинкт сосания. Это был первый день жизни моего Алешки.

Автор: АллаД   

FB VK Twitter





При использовании материалов сайта гиперссылка на Mama.uz обязательна
Использование фотоматериалов возможно только с письменного разрешения администрации сайта.
По вопросам сотрудничества обращайтесь по адресу papa@mama.uz
© 2004—2017 Mama.uz