Войти - Регистрация
MAMA.UZ




Онлайн

Естественные роды после КС в Ташкенте


Очень долго пришлось мне продавать тут на сайте мужские носки, которыми мне заплатили мою з/плату, перед тем как иностранные владельцы решили продать фабрику, где я работала, местному соучредителю. Некоторые девушки с сайта приходившие ко мне домой за носками, задавали совсем «не носочный» вопрос: «А это Вы создавали темку «ЕР после КС»? Ну и как? Где? Кто врач?». В двух словах мне не удавалось рассказать. Вот и решила написать тут. Может кому будет полезно. Да и что скрывать, я действительно горжусь своим маленьким «подвигом». Эти роды сделали меня счастливой, полноценной. Господи, я родила сама!

«Родили» мне путем КС в 2004 году дочку (3400 кг/54 см) в 6-роддоме. Диля Пашалиевна блестяще провела плановую операцию, показанием к которому было тазовое предлежание плода. Госпитализация была плановой, а тут еще и давление подскочило уже в больнице. Вот и вместо 15 июня, операцию провели досрочно 9-го.

О, облегчение! Наконец-то беременности конец! И «работать» не придется, все за меня сделают. Весело подпевая себе под нос что-то, с широкой улыбкой захожу в операционную, гордо ложусь на стол. Меня выгнали оттуда, чтоб я и последнее белье в предоперационной оставила. Захожу опять смело, настроение высшее, никакого страха. Я в ожидании облегчения…

Вернулись домой с роддома на восьмой день после родов. Родственники, поздравлялки, некоторые выражали сочувствие по поводу не естественных родов, чем меня сильно удивляли (Как? Это же легче?!).

Сейчас уже не помню точно как и когда подкралось ко мне это чувство, чувство неудовлетворенности своими родами, чувство неполноценности, чувство, что я упустила ТАКОЕ…не помню. Мне казалось, что я не настояла на естественных родах, что была может даже и рада операции, рада, что плод сел тазом, «повезло» же!!! Хотя, я плакала когда у врачей глаза квадратные были, когда я пришла договариваться на счет родов: «Тазовое предлежание??? Кесарево, и только!». А побывав однажды в коридоре родзала, обрадовалась что у меня будет КС.

Короче, решила открыть на сайте темку. Много обсуждали. Давали контакты. Самый последний (и, как оказался, верный!) контакт предложила Lora В.

Встретилась с врачом. Ничего конкретного не говорил, не обещал, «Все будет видно во время родов». Но, к родам подпускал!

Мухаббат Пулатовна, Диля Пашалиевна – наотрез не подпускали. «Я не Бог» сказала одна из них, «А у Вас с сердцем все в порядке? Вы же не знаете как оно поведет себя в родах?», говорила другая. Сердце? С чего это она? А что с ним должно быть в порядке? Засомневалась. Сердце меня никогда не беспокоило. А что, оно должно быть какое-то суперское??? У всех женщин рожающих с сердцами все в порядке? Позже мне показалось, что она хотела меня если и не запугать, то по крайней мере заставить засомневаться в своих намерениях. С того самого момента, впервые в жизни, я стала подвергать сомнению многое из того, что говорили врачи, а ведь до этого я им слепо верила. Они были для меня сильным авторитетом.

Сомнение и страх стали моими врагами. Пугая меня многие отговаривали от выбранного курса. Я должна была стать смелой, иначе бы план провалился. Ну да, первый раз струсила, а теперь чтоб скомпенсировать те роды, вынуждена стать вдвое смелей. Логично. Справедливо.

Подружилась с сайтом vis-vitalis.ru. С помощью подруг купила нужные капсулы (Масло примулы вечерней, в Ташкенте не нашла). С рубцом на матке нельзя перехаживать, т.к. стимулировать запрещено. Процесс родов должен задаться сам. Масло нужно принимать (рекомендовал сайт) по 1,5 гр в день начиная с 24 недели, 3 гр с 34 недели (увеличить дозу). Пропила.

По моим расчетам ПДР в поликлинике ставили на 2 недели раньше срока. Я боялась что они будут торопить меня, ссылаясь на то, что перехаживаю. Для себя я ПДР определила на 2 недели позже чем в поликлинике, и решила даже не переживать до этой даты. В аккурат день поликлиничной ПДР ночью начались регулярные слабые боли внизу живота. Меня это удивило. Не ожидала я. Стала засекать время. Боли шли всю ночь до утра с регулярностью каждые 5 минут. С рассветом все прошло. Значит это были тренировочные, решила я, и ушла в свои дела. На следующую ночь боли пришли в то же время и на столько же. Утром я опять ушла по делам. В третью же ночь, мне это уже немного поднадоело, днем дела и старший ребенок с мужем не дают спать, а ночью – эти слабые регулярные боли. Решила поехать к врачу и рассказать об этом.

В первый раз он посмотрел меня вагинально. «Шейка мягкая, но головка высокая» – приблизительно что-то такое сказал врач и предложил лечь к ним. Я боялась стимуляции и решительно отказалась. Сказала, что дождусь настоящих схваток. Не помню как, но уговорил он меня лечь к ним, а я упросила его отложить это дело до следующего дня, у дочери был очень ответственный утренник на 8-марта, у нее была одна из основных ролей.

В 12 часов следующего дня я с сумкой была уже в больнице. Легла я в люкс-палату (это мне врач сказал выбрать ее). Во время регистрации врач в приемной говорит: «Давайте-ка я Вас посмотрю». А я наслышана и начитана про осмотры гинекологов, этим некоторые «задают» процесс, хочет этого роженица или нет. А т.к. у меня рубец, я боялась этого больше всего. Не далась я ей, сказала что меня осмотрит мой врач. Ее это оскорбило. «Вы же на Кесарево да?» разозлила она меня еще хуже. «Нет, я сама буду рожать» - ответила я. «Ой, ну дай-то Бог, конечно» - ей стало почему-то смешно. После мелких анализов со всех, извините, дыр, меня пустили к моей палате. Двухкомнатная квартира, без кухни, с резным диваном, с кондиционером, с душевой кабиной. Расположилась я там и стала ждать.

Первой подошла Мохира Сиддикходжаева (надеюсь не ошибаюсь с фамилией), улыбчивая врач отделения.

Не далась я и ей… В гневе подошел мой врач. Отругал меня за мое поведение. Я пожаловалась, что тут все норовят залезть мне туда, а мне нельзя так много, у меня рубец. Ему я «далась», даже свои перчатки предложила. Спросил, продолжаются ли мои ночные боли, сказала что да. «Готовность шейки 4-степени» - сказал он Мохира опе. Посмотрели они меня на УЗИ тоже. Пошли все вместе к зав.кафедре, я ее не видела, т.к. стояла в коридоре, мои врачи просили ее разрешить вскрыть мне околоплодный пузырь, объяснили ситуацию. «Посмотрите шов на УЗИ, не надо ничего вскрывать» - был ее ответ. Меня отпустили к себе. Мохира опа сказала, чтобы я ночью вышла к дежурному врачу и рассказала ему о ночных болях, пусть они зафиксируют мои жалобы.

Не вышла я ни к кому ночью, хотя боли шли с обычной им пунктуальностью. Мохира опа на следующий день была недовольна мною, надо было выйти к дежурному врачу. Сказала решается вопрос о вскрытии моего пузыря, я попросилась уйти домой и прийти после праздников 8-марта и выходных с настоящими схватками, она рассмеялась (она часто смеется), сказала, что я никуда ни уйду.

(Тут я сочла нужным написать, что всю ночь читала «Ясин» (коронная сура из Корана) и молилась, чтоб к утру было раскрытие 3 пальца (было 1)).

Днем зав.кафедрой (пожилая, красивая армянка) сама лично осматривала рожениц. Осмотрела она и меня, мои врачи стояли рядом, «Три пальца пропускает (!!!). 4-степени я тут не вижу. Пузырь еще работает. Шейка может не раскрыться, а разорваться, надо смотреть». Предположительно это она сказала. Я обрадовалась, мне показалось, что это означало, что вскрывать мне ничего не будут, ну не хотела я вмешиваний извне никаких! Тем более вскрыть пузырь, это означает назад пути не будет, либо родить, либо кесариться в течении последующих нескольких часов, если роды сами не произойдут. Ушла я к себе преспокойненько.

Обзвонила своих подруг, одна из них позвонила знакомой акушерке с СамПИ и узнала, соглашаться ли на вскрытие пузыря «с 3-пальцевым раскрытием, на 39-неделе и с готовностью шейки 4-степени». Ее ответ был положительный, с таким раскрытием шейке уже некуда деваться, раскрытие должно пойти, но конечно смотреть надо. Это меня успокоило. Врачи мои видать уговорили зав.кафедру на вскрытие моего пузыря, короче, за мной пришли на следующее утро. Попросили собрать вещи и идти на 1-й этаж, в родовую! Удивительно, но этой ночью не было ни-ка-ких болей и я спала детским сном. Кажется мне свыше дали отдохнуть перед родами.

Сижу я в большой палате, рядом лежит девушка с капельницей вызывающих и стонет, ей больно. Меня пока не трогает никто. В коридоре все орут, рожают. Девушка с вызывающими пугается. Я ее успокаиваю. Говорю, что это они тужаться так, а можно и по другому. Без ора. Сама незнаю, почему я ее успокаиваю, она очень молодая. А ведь я ничего незнаю про роды и оры… Но я очень хотела, чтоб она не боялась, шла без страха к родам. Она же с вызывающими лежала. Оказалось, что она вот уже третье утро лежит по 3 часа под этими вызывающими капельницами, переживает эти искусственные больнючие схватки, а процесс родов у нее не задается, и она возвращается на верхний этаж. К ней пришла пожилая женщина узбечка. Предположительно – свекровь. Так она мне понравилась! Редко видела я среди пожилых узбечек, таких с добрым-предобрым улыбчивым лицом, без претензий к этой юной девушке, которая не может несколько дней разродиться. Гладила сноху по голове, утешала. И меня за одно! Своим подолом платья потрясла над кроватью снохи, сказала это примета такая, она легко родила пятерых детей, и снохе желала легких родов. Я ее попросила потрясти подолом и надо мной. Она с радостью это сделала. Мне нужна была любая моральная поддержка. Какая женщина!!! Надо же было пройти через всю нелегкую жизнь сельской узбекской женщины и ни капельки не обозлиться ни на людей, и ни на саму жизнь.

Пришли меня смотреть. Пожилая вежливая врач, долго пыталась убедить меня прокесариться, не соглашалась я.

Пришла толпа студентов с врачом во главе. Врач осмотрела меня вагинально, в тот день я давалась всем кому не лень, все равно ведь вскроют, мне было уже не жалко. Врач эта, сказала (находясь руками во мне) а вот так мне не больно, я ответила, что нет. Она сказала, что я в родах, что у меня низкий болевой порог, и что, если я так сильно хочу, я рожу сама, т.к. процесс уже идет, осталась совсем ничего. Обещала поговорить с моим врачом, чтоб тот не вскрывал мне пузырь, пусть он останется до конца со мной. Ушла вместе со своими студентами. При студентах мы с той девушкой тщетно пытались прикрыть наши прелести, врач беспощадно открывала.

Подошла ко мне уже третья врач с длинной железякой в руках. Я отчаянно сказала, «А тут мне обещали поговорить с моим врачом, чтоб мне не вскрывали???», «Все уже обговорено!» - грубо рявкнула она, и стала засовывать в меня эту железяку. Значит все! Вскрывает она мне. Читала, что вскрытие – это не больно, так что отвернулась к стене, и со слезой на глазах расслабилась. Жалко мне было ребенка оставлять без вод, очень жалко, и страшно за весь процесс. Чтоб с ума не сойти от этого страха молилась, говорила про себя, что если бы не воля Всевышнего, этого бы ничего не произошло, значит Бог разрешил им вскрывать мне пузырь. Пыталась отпустить ситуацию, расслабиться.

Было уже 9 30 утра. Хлынули из меня в подставленное врачом судно теплые, чистые воды, я специально посмотрела на качество вод. Врач ушла, сказав не вставать мне с кровати в течении получаса. Я молчала. Девушка тоже молчала, она думала, что мне больно. Через некоторое время я повернулась к ней лицом и улыбнулась ей, сказала что мне вовсе не больно, просто грустно за ребенка. А ей все еще было ужасно больно.

В 10 00 у меня начались боли. Я попросила можно ли мне теперь вставать, разрешили. Я стала ходить по палате туда-сюда. Девушка завидовала мне, ей было неудобно лежать, устала она. Меня попросили пройти в освободившийся родзал. С вещами.

Я переехала туда. Девушка осталась. Позже, она опять ушла наверх, не родила она в тот день.

У меня начинались боли интенсивные, регулярные. Я засекала время, подготавливалась к очередным хватаясь за что-то. В родзале никого не было. Стояло огромное родкресло посередине, в углу железная кровать. Мой врач заскочил на минутку, узнал как у меня дела, сказал чтоб я пила побольше воды без газа, часто умывала лицо холодной водой и работала. Мой сотовый зазвонил, муж узнал как у меня дела (его не пустили, а я просила). Сказала, что мне становиться больно. В следующие разы, когда он 1000 раз звонил я смотрела на телефон, видела что это он, но пройти эти 3 метра не могла, боялась отойти от моей любимой железной кровати, боялась обратно к схваткам не успею подбежать. Телефон все звонил…

Медсестры иногда заходили за препаратами для других, у них там был шкафчик с медикаментами, за ширмой. Я опробовала и ширму эту, повисела на ней, не понравилось. Вернулась к своей кровати, тащила ее за собой по палате. Лежал коврик, был мяч. Легла на коврик, кое-как встала, не понравилось, больше к ней не подходила. Мяч позже куда-то исчез, может кто-то потребовал. И коврик, я позже заметила, исчез.

Я ушла в себя, в свои боли. Дышала, смотрела на часы. Стояла, не ложилась. Запомнилось, что в положении стоя ребенок под своей тяжестью быстрее опускается.

Медсестры ходили туда-сюда, врач мой иногда заглядывал в палату и в меня, я смотрела на часы, побывала тщетно в туалете, тщетно сделали мне клизму по моей же просьбе, хотелось, но не моглось, я все смотрела на часы, время бежало удивительно быстро…все вертелось вокруг…было трудно… все таки хотелось в туалет…врач сказал, что это не есть хорошо, еще рано…ничего не поняла…в очередной раз когда Мохира опа смотрела меня вагинально, я сказала, что очень хочу в туалет, но не могу, она сказала а ты попробуй, и…о чудо! С меня вышло все (извиняюсь), такое облегчение! Я извинилась перед врачом. Медсестра убиравшая все это огрызалась на меня, мне было некогда отвечать ей…вот сейчас бы мне ее. Я что, специально что ли?!

Все вокруг ходило ходуном…у меня перерывов между болями становилось все меньше, и меньше. Схватки колоссальные. Подтуживает. Спрашиваю, а можно тужиться? Можно! Делай что хочешь и как хочешь. Не-мой врач неожиданно говорит, сердцебиение у плода нехорошее, подготовить на всякий случай операционную, подходит мой врач, подтверждает и распоряжается чтоб мне дали кислородный шланг.

«Не радоваться операции, не радоваться операции!» – даю себе команду. «Держаться!!!». Те же грабли, ёпрст!

Я как бешеная вдыхаю кислород, забываю обо всем на свете, лишь бы малышу хватало воздуха, бедненький мой! Замучала я его, да, его, сказали ведь что он мальчик. Увидим чуть погодя. Дышу…дышу. Кислород очень холодный, а у меня горло слабое, сразу чувствую что горло уже першит. Но дышу, дышу… На шланг положили мокрую марлю, она кажется делает кислород еще холодней, но ничего, потерплю. Горло потом вылечу. Врач проверил сердцебиение малыша: «Выравнялось! Все нормально. Вы тоже послушайте». Другой врач тоже подтверждает, что выровнялось. Молодец сынуля! Держись! Умница такой. Чувствую его все ближе, в смысле ниже.

Врач спрашивает, ну Вы хоть чувствуете, что он приближается, киваю. Говорить мне все труднее, только мыслю про себя.

Отвлечься, мне надо отвлечься…в окно, в окно – там весна, там хорошо. А как сегодня пасмурно… Я одна в палате… а кто мне нужен собственно? Ну чем мне могут помочь? «Ёлгизни ёри Худо!» - примерно: «Одинокому сопутствует сам Бог». Господи, помоги! Опять идет! Дышать, дышать! От сильного напряжения кажется глаза стали закатываться.

Подходит ко мне акушер (Нигора Рахимова):

- Слушай меня внимательно. Ни о чем другом ни думай, настраивайся только на самостоятельные роды, об операции не думай и не мечтай, не то, так и получиться. Ты должна говорить сама себе, что ты родишь сама и только так, поняла??? Ты меня понимаешь? Не сдавайся, уже осталось мало. Большее ты уже прошла. У тебя все идет нормально. Так и должно быть. В соседней палате все готово для операции, если ты пикнешь, они прооперируют тебя. Моя сноха тоже сама родила после КС, и у тебя получиться. Держись!!!

Вечереет. Замечаю зав.кафедрой в коридоре (армянку), она подошла к моей палате, встала у двери, и заговорила со мной, как с маленьким ребенком:

- У-ты мой сладкий, больно тебе да?

Не получилось ответить достойно, что-то промумукала в ответ и кивала, кивала.

Подошел мой врач, отругал что не так дышу, что дышу в лицо. Отругал медсестер, сказал давно пора убрать шланг, а то я дышу в лицо. Отобрали у меня кислородный шланг.

Тут я заметила что схваток больше нет, есть только потуги и они совсем не болят. Стала выталкивать из себя, когда наступали потуги. Засекла время, потуги начались в 16 00. 6 часов схваток. Посмотрим как пойдут дела дальше.

Зашел врач. Осмотрел вагинально, с ним была и Мохира опа, он сказал «Смотри-ка а, я ей дал последние 2 часа, а головка… ан-нет, повернулась! Ну-ка залезайте-ка на кресло».

Не знаю как я очутилась на этом родкресле, высотой с 3-х этажный дом. Вдруг надо мной собралась толпа. Сорвали мне резинку с волос, на ноги нацепили теплые бахилы, мне так понравилось их тепло…подмерзла видать, не замечала даже.

Слева мерили давление, справа ставили капельницу, снизу лили масло «туда», причем каждый отчитывался мне, что он делает, я поочередно смотрела на всех отчитывающихся. Наверное, это для того, чтобы ничего не напугало меня случайно, чтоб не было неожиданностей. В это время я продолжала тужиться во время потуг, и думала наверное уже скоро буду орать, как другие в коридоре. Вдруг, без рапорта, неожиданно, кто-то вымыл мне лицо прохладной водой, смотрю, мой врач.

Акушерка у ног отчиталась ему, что все идет в норме, мой врач и Мохира опа решали делать мне эпизио или нет. Ушли ко мне за голову решать, я не видела их обсуждение. Вернулись, сказали делать. Акушерка (Нигора Рахимова) только сказала, что все же в норме, сама родит, ребенок идет, мой врач повысил на нее голос «У нее рубец, Вы шутите?». Он громко предупредил меня, что сейчас будет эпизио и я услышала «чик». Потом я потужилась сильно и вышла голова, они сняли петлю с шеи, я не тужилась специально, а потом само потужилося, и так сильно, что вылезли плечо, тело и сразу же детское место. Было 18 00.

Я пристально смотрела туда, вниз, где все важное находилось. Ребенок был весь в беловатой слизи. Медики громко друг-другу отчитывались, «Отсекаю!», «Отсечено!». Я смотрела. Ребенка дали кажется неонатологу, она прошла с ним на стол слева от меня, я за ними взглядом. Он не плакал, я ждала. Спросила: «Это сын?». Молчат. «А почему он не плачет?». Молчат. Он заплакал. Его подняли высоко и показали мне, положили мне на живот, при этом громко рапортовали, что мне на грудь кладут сына. Моего сына. И чтоб я не пугалась. Я и не собиралась пугаться. Кажется, я выглядела сильно заторможенной, либо у них так принято.

У меня на лице застыла широкая, довольная улыбка. У него были такие китайские глаза! Его взгляда на себе не заметила. Его забрали. Мне громко зарапортовали, что сейчас будет наркоз и ручной осмотр. Врач мой улыбался: «Ну Вы же и об этом читали в Интернете?», «Да, по показанию».

Женщина, что слева попросила меня голову повернуть влево и смотреть на сына, справа дали в вену наркоз. Я успела попросить, чтоб они и зашили меня во время этого наркоза.

Сама я смотрела по инструкции на сына, его завернули. «Я родила…Я сама родила…Я сына родила…» и ушлааааааа…

…Больно. Аааааай. «Не кричите, уже совсем ничего не осталось!» Учуяла моего врача слева, вцепилась в его руку, с закрытыми глазами: «Спасибо!». Он: «Рано еще благодарить. Дней 5 еще будете находиться у нас». Я его четко услышала. Но сознание еще было не очень. Слышу его голос: «Три шва хватит». Шьет не он. Девушка какая-то. Он ушел. Она ворчала «Его слушать, так и 2 шва хватит». Я умоляю медсестру быстрее закончить, а то у меня ноги устали.

Со мной все закончили, укрыли меня моим же одеялом. Мне стало тепло, хорошо. Появилась Нигора опа. Попросила можно ли позвать мужа, в полном ли я сознании? А то он еще разозлиться, увидев меня в нехорошем состоянии. Я кивнула, только попросила дать мне пить. Воду без газа. С газом наотрез не хотелось. И все говорила: и ребенок наверное тоже пить хочет, напоите и его пожалуйста. Нигора опа отвечала, сейчас мы уведем вас двоих в палату, будете вместе лежать и я буду кормить его грудью. Голова у меня начала проясняться потихоньку. Появился муж. Расцеловал, жаловался, что целый день я ему на звонки не отвечала. «Я рожала!». «А-а, ну-да…». Быстренько друг-другу рассказали, что было за целый день, никого кроме нас в зале не было, на удивление и в коридоре было тихо. Все перестали рожать. Или все разродились. Стояла тишина. Муж фотографировал то меня, то малыша.

Ну вот, собственно и все. Ничего такого.

Только то, что я научилась в самых главных вопросах жизни полагаться на Бога, все таки на все воля Его.

Автор: ash   

FB VK Twitter





При использовании материалов сайта гиперссылка на Mama.uz обязательна
Использование фотоматериалов возможно только с письменного разрешения администрации сайта.
По вопросам сотрудничества обращайтесь по адресу papa@mama.uz
© 2004—2017 Mama.uz